Осколки Сталинграда

Мы, к сожалению, никогда не видели своего дорогого деда. Не успели. Мы, братья-близнецы, родились только через двенадцать лет после его ухода из жизни. Но мы по крупицам собираем историю его нехитрой жизни, чтоб своим детям и внукам рассказать, «каким он парнем был».

public_11_01_1

Вот фотографии 1949 года. С неё на нас смотрят молодожёны – красивая невеста с комсомольским значком на груди и приятный жених в военном кителе.

public_11_02

А вот на другой фотографии он сидит за столом, покрытым сукном, справа — письменный прибор. Важный такой – директор Староатлашской школы! На следующей фотографии солидный мужчина лет тридцати пяти. Что можно сказать, глядя на его красивое лицо? У него такой открытый, добрый и в тоже время какой-то независимый взгляд. Никак нельзя сказать, что этот человек семь лет прослужил в Красной армии. С первого и до последнего дня был в самом пекле войны. В окопах перенёс страшную желтуху, два раза был ранен, четыре года с оружием в руках защищал родную землю, смерть дышала ему в лицо. А он вернулся домой победителем и учил детей любить Родину.

public_11_03

Мама рассказывает, как отец дома после работы часто садился на диван и ставил правую ногу на табурет и массажировал её. Однажды он взял её ручонку и приложил к своей ноге. Она нащупала там маленькие твёрдые предметы. На её вопрос, что это такое, он ответил: «Это по венам летают осколки Сталинграда».

И всё-таки они догнали солдата Победы через сорок лет после сражения… Мама говорит, что отец не любил рассказывать о войне: «Забыть нельзя и помнить страшно!» Остались несколько семейных преданий – чудом уцелевших осколков невыдуманной истории бойца Великой Отечественной и его красноармейская книжка. Судя по ним, история для моего деда — Саида Сытдыковича Галимова началась с того, что он через два года после окончания Ульяновского педучилища был призван в Красную армию.

public_11_04

В 1939 году красноармеец Галимов стал курсантом Сталинградского военно-политического училища. Там принял военную присягу. В начале июня 1941 года вступил в партию. И 22 июня, не успев получить лейтенантское звание, вместе с товарищами из 317-ой авиабазы младший сержант Галимов отправился на Южный фронт. Во время кровопролитных боёв обеспечивал связь: он был телеграфистом в 449-ом батальоне аэродромной связи. Как свидетельствует красноармейская книжка, в 1942 году бойцу Галимову было присвоено звание «Отличный связист». Кроме русского и татарского языка, дед хорошо знал немецкий язык, ещё лучше – узбекский. После смерти матери (с двух лет) жил и воспитывался у тётки в городе Самарканде. И вот поэтому в начале ноября 1942 года ему командованием было «вручено» сразу два взвода, состоящих из жителей Узбекистана, совсем не понимающих русского языка. Сержант Галимов с этой «свежей силой» был переброшен на Сталинградский фронт – в 62-ю армию генерала Чуйкова.

Когда с боями подошли к самому Сталинграду – он не узнал его. С горячего фронта попали в кромешный ад! Горит город, горит Волга. Пламя пожаров поднимается на несколько сот метров. Продолжаются ожесточённые бои на Мамаевом кургане. Город и окрестности изрыты окопами. В пронизывающий ветер и мороз в них чадят костры с трупами немцев… Идут бои за каждый дом, за каждый этаж или подвал. Сейчас здесь была одна единственная наука – «Смерть за смерть, кровь за кровь!». Тут звучал лишь один призыв – «За Советскую Родину!» И только один приказ — «Ни шагу назад!»

Дрались отчаянно, насмерть, как богатыри. Злые и упрямые, по грудь в земле насмерть солдаты стояли. Знали они, что нет дороги назад – они защищали Сталинград. Но были моменты, когда необстрелянным бойцам из солнечной республики казалось, что защищать Сталинград более невозможно. И не раз было такое: когда «мессершмитты» и «юнкеры» чёрной тучей закрывали небо, южане бежали в сторону городского кладбища… А сержанта Галимова за это чуть ли не каждую неделю исключали из партии и снова восстанавливали, понижали в звании, вычёркивали из списков на награждение, щедро раздавали обещания расстрелять на месте… Но, к сожалению, в тот момент не было под рукой такого смелого командира, который каждый день, раз за разом — бессчётный раз поднимал на смертельную атаку людей на их родном языке и мужественно вёл на врага.

Мама рассказывает, как её отец вспоминал свой последний бой под Сталинградом. В тот январский день, когда фашисты отчаянно пытались вырваться из «сталинградского мешка», бойца Галимова сначала контузило, потом ранило в ногу и в грудь. В сумерках санитары похоронной команды увидели безжизненное тело и бросили в штабель убитых. Ночью, лёжа среди них, молодой боец очнулся. И когда погибших грузили в «полуторку», один из санитаров заметил, что сержант ещё жив. Так перед самым новым годом двадцатитрёхлетний защитник Сталинграда вместо братской могилы попал в госпиталь.

Медаль ефрейтору Галимову всё-таки вручили, это произошло 30 декабря 1943 года, почти через год после победы под Сталинградом.

public_11_05

public_11_06

Красноармейская книжка деда молча повествует нам о том, что дальше были бои в составе 4-го Украинского фронта, сражение за Днепр, участие в освобождении родной страны и Европы от фашизма. Долгожданную Победу он встретил в Чехословакии.

После войны город-герой переименовали. Но он остался в истории как город, который ценою многих жизней, крови и пота спас мир. Дед говорил, что Сталинград – не только битва или сражение. Он был уверен, что это такое побоище, где мы навечно уничтожили фашизм.

В нашем домашнем музее лежит медаль «За оборону Сталинграда» и удостоверение к нему. На ленте медали до сих пор видна запекшаяся кровь молодого бойца Галимова, нашего дорогого дедушки, учителя истории.

У нас когда-нибудь будут свои дети и внуки. Мы хотим, чтоб они из поколения в поколение передавали память об участии нашего деда в героической обороне Сталинграда. Потомки обязаны знать, какой ценой завоёвана наша свобода и Великая Победа над фашизмом.

Рафаэль и Эльдар Мухамметжановы.
с. Верхняя Маза. Ноябрь 2010 г.