Мастер и педагог

Я рад появлению в Интернете сайта «Атлаш», созданного отцом и сыном Самерхановых – Рустемом и Айдаром. Хотелось бы видеть этот сайт живым и постоянно развивающимся, в качестве виртуального Атлаша, раскинутого на всю Россию.

Когда мы вспоминаем свое родное село, нашему воображению, прежде всего, представляется его природа – леса, луга, поля, речки, кизляви и события, связанные своей личной жизнью, особенно, с детством и юностью. Это, наверное, так и должно быть, ибо в этом вся прелесть притягательности родного очага. Во всяком случае, это мне так кажется.

Но так ли часто вспоминаем людей, которые своим трудом, талантом, любовью к своему делу, и конечно, своим терпением по отношению к трудностям, сделали свое село таким, каким его мы знаем и помним. И, поэтому, мы должны быть благодарны им хотя бы за то, что они создали для нас и будущих поколений ощущение наличия малой родины, без которой большая Родина стала бы лишь перекати поле, по которому мы, не помня своего родства, блуждали бы в слепых поисках своего места в жизни.

Поэтому я хотел бы увидеть на сайте материалы, посвященные известным людям, без которых невозможно представить самобытное лицо Атлаша и его история была бы бедной. А самому хотелось бы написать вспоминания о своем учителе и коллеге Загите Самерханове, отца и деда создателей сайта, о председателе колхоза Фоате Амирове, при котором Атлаш достиг своего расцвета, о Чулпан апа — школьном биологе, утопившей всю школу в цветах и организатора культурной жизни села, о Маужиде апа – превратившей сельскую библиотеку в очаг просвещения и, вообще, о семьях Юртаевых, Курмакаевых, Ибрагимовых, Абузяровых, Абушаевых и др., своей жизнью и деятельностью создавших историю родного села. Если Аллах мне даст отсрочку, то по мере накопления материала я постараюсь исполнить свое желание. И хотел бы я начать свои вспоминания с Загит абый Самерханова. Итак …

Загит Самерханов – мастер и педагог

Он был одним из людей, определивших наш жизненный путь и помогавший на протяжении многих лет не сбиться с этого пути.

public_10_01

Впервые я познакомился с ним в сентябре 1954 года, когда он вошел в наш шестой класс, чтобы дать нам азбуку физики.

Стройный и подтянутый мужчина в расцвете сил (ир уртасы), прошедший войну от звонка до звонка – это был тот человек, который был нужен нам – сельским мальчишкам, пережившим все лишения военных лет, для многих ставших временем безотцовщины. Связующим звеном между нами и своим наставником стал его старший сын Альберт – наш одноклассник. К слову надо сказать, среди мальчишек того времени был тогда крепкий «мужской союз» согласно принципу «один за всех, все за одного», сохранившийся на многие годы, хотя время надолго и даже навечно разлучало нас.

Начало моему знакомству с Альбертом положил немецкий велосипед, который привез из Германии Загит абый. Он был не новый, даже старый. Скорее всего, был брошенный, но крепкий, немецкого качества. Состоял он без каких-либо излишеств из рогатого руля, жесткого сидения и крепких колес, надежно прикрепленных к цельной раме. Это был первый и единственный велосипед в селе, ставший гордостью Альберта, что возвысило его перед нашими глазами. В то же время он стал общим, на котором учились кататься чуть ли не все мальчишки села. Таков был сельский закон, согласно которому никто не имел права на монополию. Что удивительно, он никогда не ломался, хотя каждый день по несколько раз мы вытаскивали его из утиного болота, куда старались рулить при угрозе падения. Скорее всего, его прочность поддерживался умелыми рукам Загит абый, о чем нетрудно было догадываться. Ведь сколько раз гнулся руль, переворачивалось сидение, заклинивали колеса.

По мере появления в селе других велосипедов, наш «иностранец» терял свою ценность, тем не менее, именно он на всю жизнь остался в нашей увядающей памяти.

Но главным нашим увлечением тогда стал школьный кружок радиолюбителей, который возглавил Загит абый. Нам так хотелось услышать голос из небытия, что этим загадочным делом продолжали заниматься и после уроков у себя дома, и даже в доме своего учителя, куда любезно приглашал нас его сын Альберт. Именно там мы создали первый детекторный приемник и услышали едва уловимый голос, дошедший до нашего глухого села аж из самой Москвы. А когда к нему пристроили наушники и воздвигли антенну, то Москва стала гораздо ближе к нашим ушам и мы почувствовали себя таинственными радистами, которых до сих пор видели лишь в кино. Так мы впервые познакомились с детектором-полупроводником, которого сами изготавливали из сплава свинца с другими материалами, частотой и амплитудой колебаний и прочими «творцами» человеческого голоса. Вскоре поднялись антенны и в домах учеников Загит абый. После освоения изготовления детекторных приемников, Загит абый начал нас обучать созданию ламповых. Каким-то чудом весь его сарай был завален деталями разобранных радиоприемников, из которых мы учились собирать ламповые радиоприемники. Многие из этих деталей перекочевали в наши дома, где мы колдовали над этими деталями. Насколько хорошо это получалось, я уже в точности не помню, но помню одно, мы знали всю анатомию этих приемников. В дальнейшем это нам очень пригодилось. Насколько я знаю, первый в селе радиокружок организовал Загит абый Самерханов и, поэтому, можно смело утверждать, что первое радио пришло к нам в село благодаря его стараниям.

public_10_02С 1948 года при Ст. Атлашской семилетней школе Ст. Кулаткинского района Ульяновской обл. работает радиокружок учащихся. Члены кружка построили около 40 детекторных приемников и пристроили их к квартирам колхозников и инвалидов. Построен двухламповый усилитель, трехламповый приемник.
1955/1956 уч/году силами учашихся под руководством учителя физики Самирханова монтирован школьный радиоузел, который питает 15 репродукторов «Рекорд». Для организации передач создан школьный радиокомитет, который подготавливает и ведет еженедельный выпуск радиогазеты.
Схема радиоузла показана на чертеже, и желающим школам Ст. Атлашская 7л школа может выслать фотокопии схемы радиоузла.

Некоторые могут сказать, но что в этом особенного. Ведь радио давно было уже изобретено, надо было лишь дождаться прихода в село. Возможно, это так. Действительно, вскоре в селе появилось и «фабричное» радио и не только детекторное, но и ламповое, затем телефон и телевидение. А сегодня мы не можем представить себе жизнь без микроволновой печи, мобильного телефона и интернета. Темпы развития электроники обгоняют даже самые смелые наши фантазии.

А тогда кто создал бы первый в селе школьный радиоузел на базе далеко не совершенной радиотехники, дошедшей до сельской глубинки? Кто посвящал бы азбуке электроники сельских ребят, вступающих в новую фазу технического прогресса? Поэтому мы должны не только помнить откуда родом, но и тех, кто проложил нам тропку в загадочный мир, чтобы мы не блуждали в нем слепо.

Загит абый Самерханов принес первым в село не только радио, но и зажег он первым электрический свет, сделал первым фото и создал первым кино. Для того чтобы создать все это, ему нужно было построить свою электростанцию.

public_10_03

Выбор у него пал на ветряную модель, как наиболее рациональный для сельских условий. Для этого нужно было знать хотя бы азы аэро-, гидро-, и электродинамики. Успешное осуществление этого проекта говорит о том, что Загит абый в достаточной для этого дела степени обладал этими знаниями. А ведь кроме этого надо было изготовить из прочного материала аэродинамический винт, добыть электрогенератор и аккумулятор необходимой мощности, приводы, шестеренки и пр. оборудование, изготовить и просушить необходимые лесоматериалы. Да и надо было ее соорудить. По нашим расчетам, высота станции превышала девяти метров.

Я был свидетелем зажигания первой лампочки. Мощности ее не помню, но напряжение составляло 12 вольт согласно характеристикам генератора и аккумулятора. Размер лампочки был сравнительно большой – близкий к размерам современных 220- вольтовых лампочек. Светила она гораздо ярче, чем десятилинейная керосиновая лампа. Еще одну лампочку он встроил в вентиляционное отверстие бани. Вскоре эти лампы были встроены в фонарик красного освещения и самодельный фотоувеличитель. Так было положено начало в бесконтактное фотодело, хотя и до этого у него был широкоформатный фотоаппарат немецкого производства «Фотокор» для контактной печати фотографий. «Лампы Загита Самерханова» работали вплоть до появления в селе дизельной электростанции, которая через некоторое время уступило место сетевому электричеству.

public_10_04

Но и после этого сооружение Загита Самерханова работала в качестве водокачки и наполняла водой ведро, установленное на высоте около трех метров над колодцем, откуда она по разветвленным трубам подавался в сад-огород для поливки. У Загита абый инженерные расчеты были безупречны и остается лишь позавидовать его инженерному чутью, хотя он университетов не кончал. Но… совсем недавно при содействии Наиля Амирханова в архиве Казанского государственного университета были обнаружены документы, подтверждающие о поступлении Загита Самерханова в этот университет на физико-математический факультет еще до войны, которая, видимо, помешала окончить ему это учебное заведение. Значит, ген научной и инженерной мысли были заложены в него с рождения. Нам остается лишь удовлетвориться тем, что этот университет закончил его самый младший сын (топчек ул) Рустем, ныне кандидат физико-математических наук, основоположник сайта «Атлаш». В этом же университете учится и его внук Айдар.

Следует особо подчеркнуть, что основной фонд фотоархива села Старый Атлаш, особенно его раннего периода состоит из фотографий Загит абый. В частности, большинство фотографий, использованных в замечательной книге «Атлаш. Наша любовь», изданной по материалам Тауфика Ибрагимова и др. при помощи мецената Эдуарда Ганиева (выходца из Старого Атлаша) являются продуктом его фотокамеры.

Дальнейшее развитие фотодела естественным образом привело Загита Самерханова к кинематографу, где он был и сценаристом, и «сам себе режиссером» и постановщиком.

Сколько фильмов он создал, точно не знаю, так как в это время я был далеко от Атлаша и не знал многое происходящее в селе. Но уже по увиденным фильмам могу сделать заключение, что по ним можно создать видеоисторию Атлаша 70-х – 80-х годов и не только Атлаша. Так как его приглашали для съемок массовых мероприятий в районный центр Старая Кулатка, в областные фестивали самодеятельных кинематографов. Все же большинство фильмов было посвящено жизни Старого Атлаша, особенно, труженикам колхоза «За мир». За цикл работ Загит абый в 1980 году был награжден бронзовой медалью ВДНХ СССР, которым он заслуженно гордился.

public_10_06

Одним из лучших его фильмов можно считать фильм, посвященный 30 летию Победы в Великой отечественной войне, участником которой он был сам.

public_10_05

Тогда многие сельские участники войны были еще живы и фильм получился живой и захватывающий. Большинство жителей села вновь пережили лишения военных лет – не по судьбам героев художественных фильмов, а по судьбам своих родных и близких.

public_10_07

Показ кинофильма, созданного Загитом Самерхановым посвященного 30 летию Победы во Дворце культуры.

И сколько трудов нужно было приложить Загит абый, он знал лишь сам. Ведь тогда еще не было видеокамеры в современном ее представлении, а лишь нечто подобие камеры на базе фотоаппарата «Зенит». А сколько проблем было с кинолентой! Но зато какой успех! На просмотр фильма собралось чуть ли все население села. Зрительный зал клуба был переполнен. Конечно, сегодня мы имеем цифровой фотоаппарат, с помощью которого можно снять любой клип и тут же посмотреть на видеомониторе. Но тогда это было чудо. Именно из таких чудес выросли чудеса современной видеотехники. И за это мы, прежде всего, должны благодарить и таких сельских умельцев,
как Загит абый Самерханов.

Жизнь Загита абый, как и всех людей его поколения была нелегкой.

public_10_08

Вот несколько слов из его биографии, написанной его собственной рукой на татарском языке (мишарском диалекте): «Год 30-ый. Уехал в Среднюю Азию к братьям своего отца и матери. Трудился на разных работах. Наравне с взрослыми был землекопом – строил арыки. В Душанбе около Янгы-базара на железнодорожном мосту работал проводником-охранником». Затем призыв в армию, война со всеми ее лишениями и угрозой ежедневной смерти. Служба в Германии, полная опасностей. Разруха и голод послевоенных лет – все это пришлось на долю простого сельского парня, вынужденного на долгие годы покинуть родные края для поиска своей доли в жизни. Но лишь по возвращению на родину он встал на твердые ноги, обрел покой и признание. На всю жизнь выбрал профессию учителя. Создал большую и дружную семью. Жизненные трудности не сломили его, наоборот, укрепили его характер. Все, что он обрел своим трудом, пригодилось для обустройства жизни в селе и обучения детей послевоенных лет.

После окончания Староатлашской семилетней школы нам с Альбертом пришлось учиться вместе в Старомостякской средней школе и железнодорожном училище г. Ульяновска. Каждый раз, по возвращению в село мы собирались в доме Загит абый, где нас приветливо, как своих детей, встречала Асия апа – жена Загит абый и мать Альберта.

public_10_09

В первом ряду (слева направо) сыновья Ильдар и Рустем, дочь Румия и (вторая слева) жена Асия; во втором ряду (слева направо) сыновья Альберт и Ринат, учительница татарского языка Амина Давлетшина и (крайний справа) учитель математики и физики Ильдус Амирханов.

В 1964 году я вернулся в село на должность учителя математики и физики и мы с Загит абый стали уже коллегами по работе. И не только коллегами, но и друзьями и единомышленниками. Тут мне приходилось перенять опыт Загит абый и я начал свою творческую деятельность с создания школьного радиоузла уже на базе более современной техники. Начатое Загит абый дело было передано в надежные руки его учеников.

В 1970 году я уехал в Казань, куда меня пригласили на должность конструктора. А спустя шесть лет, после окончания аспирантуры в Москве, был уже назначен Главным конструктором автоматизированных систем управления. И за это я благодарен своим первым учителям физики – Загит абый (в Атлаше), Баттал абый и Абсаттар абый (в Мостяке).

public_10_10

Встреча друзей у Загит абый.
В первом ряду (слева направо) Кябир Мусин, Загит абый, Ильдус Амирханов, Абдулла Курмакаев; во втором ряду (слева направо) Альберт Самерханов, Жиганша Якупов, Мунир Рахманкуллов и Виль Зурагаев.

При каждом приезде в Атлаш я старался посетить своих учителей, в первую очередь Загит абый и его семью. Расстались мы с ним навсегда в 1987 году. После его возвращения в вечный дом (мәңгелек йорт), куда мы все будем возвращены. Физически он был крепок. Но пошаливало сердце, видимо последствия войны и послевоенных лишений. С собой он всегда носил пузырек нитроглицерина. Когда я спросил у него: «Помогает ли?», он говорил, что помогает. Крошечная таблетка отпускает сердце. Но один раз, видимо, сердце запротестовало и … Загит абый не стало. Так закончился трудный, но благородный путь Загит абый Самерханова, мастера и педагога, хорошего семьянина, замечательного человека.
Урыны жәннәттә булсын!

Ильдус Амирхан. Казань. Октябрь 2010 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *